Диалог с Анатолием
Аксаковым:

Россия и Китай изымают доллар из оборота

28.06.2019
Китай и Россия договорились о переходе на взаиморасчеты в национальных валютах для «укрепления национальной безопасности». Торговый оборот между соседями-гигантами будет обслуживаться рублем и юанем

Бесшумные шаги

Как выяснилось в пятницу, 28 июня, еще 5 июня министр финансов РФ Антон Силуанов и председатель Народного банка Китая И Ган подписали межправительственное соглашение о переходе на расчеты между двумя странами в национальных валютах. Эту информацию получили с Госдуме в ответ на запрос в адрес минфина, сообщила газета «Известия».

Данную информацию подтвердили ее источники, близкие к Центральному банку РФ. От них стало также известно, что с российской стороны на проведение расчетов планируется уполномочить ВТБ. С китайской стороны этим займется Торговый банк Китая.

Запрос из Думы направлял председатель комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков, который интересовался мерами, предпринимаемыми для развития расчетов с экономическими партнерами России в национальных валютах, в целях экономической безопасности РФ. Ответ был им получен за подписью заместителя министра Сергея Сторчака.

Анатолий Аксаков рассказал изданию, что для роста объемов расчетов в нацвалютах необходимо сформировать рынок рублевых и юаневых финансовых инструментов. Это позволит страховать риски курсовых колебаний. По его оценкам, в ближайшие годы доля расчетов с КНР в рублях может возрасти с нынешних 10% до 50%.

Не на форсаже

На данный момент доля Китая во внешнеторговом обороте РФ составляет около 15%, напоминает Александр Осин, аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс». Доля юаня в ЗВР ЦБР по состоянию на середину 2018 года так же приблизительно равна 15%. Для сравнения, доля евро во внешнеторговом обороте и ЗВР равна 44%, и евро, в качестве мировой валюты, активно используется банками как инструмент для предоставления кредитов и размещения депозитов. С другой стороны, доля использования юаня в двусторонней торговле с РФ, по данным РБК, лишь 17%. Эта статистика приблизительно отражает текущий сравнительный уровень ликвидности юаня на российском рынке.

По данным Минфина, продолжает аналитик, в рамках заключенного соглашения планируется разработка «новых механизмов» взаиморасчетов в нацвалютах между предприятиями РФ и Китая и «создание "шлюзов" между российским и китайским аналогами SWIFT». По сути, этим занимались и раньше, но теперь это оформлено в виде соглашения, то есть можно говорить о росте шансов на ускорение расчетов в рублях и юанях. Проблема в способности и желании нынешнего китайского и российского руководства форсировать проблему взаиморасчетов. 

Демонстрируя очевидные успехи в создании потенциально новой резервной мировой валюты, китайские власти, не приняли, похоже окончательного политического решения о позиционировании своей страны в качестве реальной альтернативы доминирующей западной финансовой системы, замечает Александр Осин. С точки зрения статистики это отражается в относительно низком уровне монетизации экономики КНР, вследствие чего Китаю приходится для сдерживания инфляции и кредитных рисков активно применять государственное регулирование. В условиях преобладания государственной собственности в базовых экономических отраслях, Китай может себе это позволить. 

Тем не менее, такая ситуация не позволяет Китаю в полной мере реализовать себя в качестве полноценного игрока среди крупнейших финансовых держав мира, объясняет аналитик. Необходима — для снижения потенциальных спекулятивных рисков —ремонетизация экономики, значительная докапитализация банков.  Китай на это не идет. Вероятно, у руководства КНР, крупнейшей развивающейся экономики, есть опасения, связанные с тем, каким темпами может происходить наращивание доли и роли новых крупных экономик в мире. Такая ситуация сдерживает развитие «юанизации» мировых финансов.

Российское руководство, в свою очередь, в последние годы проводит консервативную или осторожную политику в сфере внутренней экономики, значительно ограничивающую, как представляется, активность реальных инвестиций. На этом фоне складывается впечатление, говорит Александр Осин, что развитие взаиморасчетов в рублях и юанях не будет форсироваться регуляторами, а будет развиваться по мере роста рыночного спроса на такие взаиморасчеты. 

На данный момент, исходя из состояния российской банковской системы, увеличение банками рублевой валютной позиции, фондированной долларами, в отсутствие внешних шоков, представляется возможным темпами порядка 5% - 10%(г/г). Этот показатель, заключает эксперт, отражает среднесрочные возможности темпов дедолларизации экономики РФ без проведения макроэкономического стимулирования.

Что нужно, и что не нужно

Хотя и утверждается, что курс рубля к юаню рассчитывается напрямую, на основе спроса и предложения на валютной бирже, финансистам понятно, что это все равно кросс-курс, две валюты связаны друг с другом через доллар, указывает, в свою очередь, аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Доля оплаты внешнеторговых сделок с Китаем в рублях всегда была немного ниже, чем в юанях, сейчас это примерно 10% против 15-20%, но все равно все остальное оплачивается в долларах, это примерно 70%! 

Бизнес, если бы это было выгодно, мгновенно перешел бы на рубли или юани полностью, уверен эксперт. Но не переходит, потому что в торговле между Китаем и Россией есть ярко выраженная сезонность: в первом полугодии образуется профицит в сторону России, во второй половине года — в сторону Китая. И для того, чтобы курс валютной пары был устойчив, нужны маркетмейкеры, скупающие юань в первом полугодии и рубль — во втором, и должна быть продуманная система срочных контрактов, позволяющая компаниям, занимающимся ВЭД, не брать на себя повышенные валютные риски.

Пока этого нет, и расчеты рубль-юань являются либо экзотикой, либо госконтрактами, констатирует аналитик. Рынок нельзя заставить массово использовать неудобный инструмент, когда есть удобный. Тем более, что в России есть такой инструмент, как валютный контроль, который забирает тысячи человеко-часов и даже часть ликвидности у внешнеторговых предприятий, ничего не давая экономике взамен. 

Если есть валютный контроль и за юанем, и за долларом, то проще рассчитываться в долларах: административная нагрузка одинаковая, а ликвидность у доллара совсем другая, уверен Алексей Антонов. Валютный контроль был оправдан в 90-е годы, когда был фиксированный валютный курс, да и то он не очень-то помогал удерживать валюту внутри страны, а сейчас, при свободном плавании рубля, валютный контроль не влияет на курс вообще, а только тормозит внешнюю торговлю, в том числе и с Китаем, заключает он.

Анна Королева, Эксперт Online