Диалог с Анатолием
Аксаковым:

Реестр подозреваемых в отмывании денег заблокирует вывод теневых доходов из России

29.07.2019
Создание в России реестра подозреваемых в отмывании денег можно приветствовать, если при этом будет предусмотрен механизм реабилитации нарушителей. Такое мнение ФБА "Экономика сегодня" озвучил независимый экономический аналитик Антон Шабанов.

Национальный совет финансового рынка (НСФР) предложил создать в России реестр клиентов банков, которым отказали в обслуживании из-за подозрений в отмывании денег. Соответствующий законопроект уже предложен к рассмотрению. В "черном" списке укажут все причины блокировки счетов, а также список кредитных организаций, которые разорвали с "отказником" договорные отношения. Замглавы НСФР Александр Наумов сообщил, что поправки в текущей редакции не поддержали профессиональное сообщество и банки.

"Инициатива создать реестр нарушителей антиотмывочного законодательства имеет две стороны, - отмечает эксперт. – Положительный эффект в том, что банки будут четко знать, с кем работать не стоит, что существенно сократит им время, затрачиваемое на проверку благонадежности клиентов. Кроме того, снизятся риски для добросовестных клиентов – при наличии твердого перечня нарушителей меньше будет страдать легальный бизнес.

Но обратная сторона инициативы в том, что виновным в нарушении закона лицо или предприятие может объявить только суд. Если же в реестр начнут заносить юрлица по формальному признаку клерки, то это создаст проблемы. И на данный момент инициатива кажется непроработанной в плане ее технического исполнения. Хотя в целом идея выглядит вполне перспективной и здравой – списки нарушителей должны быть. Лишь сам механизм их составления нуждается в глубокой проработке".

Международный опыт

На сегодняшний день банк информирует Росфинмониторинг о решении об отказе клиенту в обслуживании, после чего ведомство передает сообщение Центробанку, а регулятор выделяет высокорискованных клиентов и направляет уведомление всем банкам. Как отметил Наумов, это не конкретный список или перечень. В связи с этим предлагается создать полноценный реестр "отказников" с указанием всех причин блокировки и списком банков, которые разорвали с клиентом договорные отношения.

В то же время, в совете отмечают: у реестра должен быть оператор, отвечающий за формирование списка и анализ с целью выявления высокорискованных нарушителей. "Существование такого реестра позволит банкам более эффективно выявлять подозрительных лиц, а не клиентов, подходящих под условные критерии", - считает Наумов. В Минфине сообщили, что рассматривают письмо НСФР и обсуждает изложенные в нем предложения. Однако пока ни положительной, ни отрицательной оценки министерство инициативе не дает.

"Далеко не новость, что на российском рынке есть юридические лица, занимающиеся серийным обналичиванием денег в обход закона, - подчеркивает специалист. - Другие компании специализируются на выводе нелегально полученных средств из российской юрисдикции. Создать список подобных структур для удобства работы банков – идея отличная. Этим в значительной мере перекрывается вывод нелегальных доходов из России.

В мире сейчас ведется активная борьбы с отмыванием денег, и страны применяют различные подходы. Одни создают автоматизированную систему проверки, где попадание компании под определенные критерии автоматически делает ее неблагонадежной. Другие создают реестры нарушителей законов. Третьи скрупулезно проверяют каждый хозяйствующий субъект на соблюдение законов. Россия перенимает международный опыт, но здесь нужно учитывать: всегда могут быть ошибки, за которые карать бизнес нельзя".

Право на реабилитацию

Поправки в законодательство о противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма, касающиеся оснований для отказа клиенту в проведении банковской операции, Минфин представил в апреле. Он обосновал необходимость изменений тем, что банки часто блокируют счета добросовестных клиентов без объяснения причин и этим наносят ущерб хозяйственной деятельности. Согласно поправкам, предложенным Минфином, предлагалось разрешить банкам блокировать операции клиентов только при наличии двух условий.

Первое - присвоение клиенту наивысшего уровня риска по правилам проведения внутреннего контроля либо неоднократное подозрение в сомнительных операциях. Вторым пунктом указывалось наличие данных, на основании которых можно было бы утверждать, что операция с деньгами или имуществом проводится для отмывания доходов. Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил, что концептуально согласен с предложениями НСФР, но отметил необходимость права фигурантов на реабилитацию.

"В России для неблагонадежных клиентов банков из числа физлиц есть срок давности – спустя 10 лет негативная кредитная история "обнуляется", после чего заемщик вновь получает доступ к банковским услугам. Для юридических лиц подобные процедуры пока никто не прописывал. Существуют разрозненные списки, в которые можно попасть уже сейчас по подозрению в нарушении антиотмывочного законодательства. Но как из них выйти, никто не знает.

При этом все понимают, что бизнесмен может попасть в "черный список" в результате собственной ошибки, недоразумения или стечения обстоятельств. Механизм увода компании из перечня "неблагонадежных" обычно прорабатывается вместе с карательными мерами. И сейчас понятно, почему банки и игроки рынка не одобряют предложенный законопроект – пока он нацелен только на наказание. Идее необходима балансировка, чтобы стать полноценным справедливым инструментом", - заключает Антон Шабанов.